Российский фашизм

0
374
Российский фашизм

Фашизм – вот истинное название политической системы, которая в начале 21 века окончательно сложилась в современной России. Европа оказалась не готова признать свершившийся факт, потому что сама переболела этой страшной болезнью более чем полвека назад. А россияне, больше других народов пострадавшие от фашизма в прошлом, вообще используют это слово скорее как ругательство.

Ничего подобного. Фашизм – вполне конкретная модель устройства общества. Возрожденная на новом историческом уровне на одной седьмой части суши группой людей из Кремля. Сегодня российский фашизм шествует по планете, навязывая свою идеологию другим странам, проявляя агрессию по отношению к соседям и своему собственному народу.

Фашизм: определение

На сегодняшний день фашизм имеет целый ряд определений, предлагаемых учеными. И это действительно так, он способен, как дьявол в глазах верующих, выступать в совершенно разных, зачастую непохожих друг на друга обличиях. Но не дадим себя обмануть. У фашизма есть совершенно конкретные признаки, по которым его можно узнать в любом виде.

Фашизм на самом деле, не имеет ничего общего с тем, как его определили коммунисты на своем шабаше, именуемом Конгрессом Коминтерна, в 1935 году. Это не просто «открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, шовинистических, империалистических элементов финансового капитала».

Фюрер нации Гитлер и дети
Фюрер нации Гитлер
и дети

В действительности фашизм – прежде всего, система, при которой вся полнота власти – политической, экономической, военной, полицейской, судебной и так далее – оказывается в руках узкого круга лиц, получивших возможность распоряжаться обществом – по своему усмотрению.

Для становления фашизма необходимо как минимум три составляющих. Во-первых, реваншизм. Так, например, приход к власти фашизма в Германии или Италии сопровождался желанием пересмотреть результаты Первой мировой войны. Вернуть утраченные территории или получить дополнительные колонии. Создать Рейх или восстановить некогда могущественную империю древнего Рима.

Во-вторых, становление фашизма сопровождается великодержавным шовинизмом. Когда каждая из стран, подцепившая эту политическую заразу, создает миф о своей особой исторической роли. Чаще всего, внутренняя и внешняя риторика режима оказывается нацелена на обвинение внешних врагов, других государств Европы и в особенности, США.

В-третьих, но только в-третьих, в стране, пораженной фашизмом, развивается агрессивный национализм, при котором принижаются достоинства других народов. В разных странах степень этой составляющей может отличаться достаточно существенно. Если в Германии национализм перешел всякие границы человеческого облика и привел к созданию концентрационных лагерей и массовым убийствам евреев, цыган, других народов и своих сограждан, то например, в Италии этот этап наступил сравнительно поздно, спустя десятилетие после прихода фашистов к власти, а окончательно установился только ближе к концу Второй мировой войны, когда страна оказалась под немецким протекторатом.

С другой стороны, в таких странах, как Испания, Португалия, а еще позже, Чили, агрессивный национализм фактически так и не  стал актуален в полной мере. Но это не меняет самой сущности установившихся фашистских режимов в 20 веке.

История фашизма в Европе и фашизм в России

Все эти основополагающие признаки и предпосылки вполне сложились в России в 21 веке. Попробуем сравнить то, что оказалось у нас, с классическим фашизмом, самым первым в истории, который установился в Италии в 1922 году с приходом к власти Бенито Муссолини, в 1943 году оказался под немецкой оккупацией и был окончательно разгромлен только в 1945 году. И другие страны тоже рассмотрим.

Вот как все это было, с параллелями и сравнениями. После Первой мировой войны итальянские фронтовики возвращались домой – к тому, с чего начали. Страна не получила те прибавления колоний, на которые рассчитывала.

Дуче Муссолини - и дети
Дуче Муссолини — и дети

А в Германии солдаты вообще считали себя преданными: капитуляция унизила их, но более того, территории оказались потеряны и на несколько поколений вперед предстояло выплачивать контрибуции.

В основе российского фашизма лежит то же самое: Советский Союз проиграл другую войну, «холодную». Империя потеряла свои территории. Бывшие республики образовали собственные государства. А европейские сферы влияния – вообще исчезли навсегда, растаяли. В особенности после падения Берлинской стены.

Проигравшими войну солдатами в СССР, так как война была все-таки холодной, а не реальной, в первую очередь оказались сотрудники КГБ, утратившие в первые годы реформ свое политическое влияние. Именно они и стали теми военными, которые, как фронтовики в Италии или Германии, превратились в костяк будущего режима.

И в Италии, и в Германии, и в Испании, и в Чили, и в России в политике основным фронтом противостояния стала угроза прихода к власти или, в нашем случае, возращения – коммунистов. При этом тот факт, что в Европе фашизм развивался стремительно, а в России он поднял голову спустя целое десятилетие после начала демократических преобразований, имеет под собой простое и очевидное объяснение.

Если в Италии сразу же после Второй мировой наступили так называемые красные годы, и наиболее состоятельным гражданам, а также среднему классу было, что терять, то в нашей стране ситуация складывалась несколько иначе. В России потребовалось время для того, чтобы сформировалась элита, та самая «связка», «пучек», по-итальянски fascio. От этого слова и образовано понятие «фашизм».

Лишь спустя десятилетие в стране появилась олигархическая система, которой было что терять, а значит, потребовалась защита справедливо или несправедливо приобретенной собственности. Возникла необходимость любой ценой не допустить более возвращения большевиков.

Реакция других стран на происходящее, в точности, как в Италии и в Германии, так и в современной России – оказалась стандартной. Почему-то на Западе и в США вместо того, чтобы признать коммунизм и фашизм абсолютным и одинаковым злом для человечества, каждый раз в мировой истории решают, что второе – все-таки чем-то лучше первого, со всеми вытекающими последствиями. И не вмешиваются до тех пор, пока международные преступления тоталитарного режима не станут совсем варварскими и очевидными.

Приход к власти диктатора

Важно понимать, что фашизм приходит к власти не обязательно через некий переворот. Адольф Гитлер возглавил Германию, победив на выборах. Фактически он был приведен, или по меньшей мере, допущен к власти стареющим рейхспрезидентом Паулем фон Гинденбургом. Бенито Муссолини стал премьер-министром по решению короля Италии Виктора Эммануила III. А Владимир Путин возглавил страну – с подачи немощного и стремительно выживающего из ума Бориса Ельцина.

Все эти лидеры наций в основе своих программ использовали неприкрытую ложь и демагогию. А для того, чтобы люди верили им, каждый из них уделил особое внимание так называемому патриотическому воспитанию молодежи. В Италии подобные программы появились в школах уже 1925 году. При Путине в России на раскачку потребовалось чуть больше времени – примерно десятилетие. На сегодняшний день венцом работы с молодежью российского режима стало создание готовящей детей к войне «Юнармии» — по прообразу и подобию Гитлерюгента.

"Лидер" нации Путин - и дети
«Лидер» нации Путин — и дети

Расправы над оппозицией в Италии начались еще до прихода фашистов к власти, с 21 года. В России к первым выборам Владимир Путин пошел дальше других: правдами и неправдами развязал полномасштабную внутреннюю войну с сепаратистами в Чечне.

Итальянские фашисты расправились над целым кругом оппозиционеров. Как пример можно привести убийство депутата Джакомо Маттеотти. Не менее цинично при Владимире Путине в самом центре Москвы был убит лидер российской оппозиции Борис Немцов. При этом не стоит обольщаться: это не единственные жертвы режима. Так, число только убитых журналистов в нашей современной истории России – около пятидесяти человек.

Примечательно, что сам Муссолини, как известно, никогда напрямую не отдавал распоряжения о расправах, и даже были моменты, когда он публично осуждал подобные действия, беспокоясь за свою популярность. Точно также, как буквально на днях партия Единая Россия публично открестилась от нападения на оппозиционеров, блогеров и журналистов с зеленкой и другими химикатами.

Когда-то в Италии самая грязная работа возлагалась на чернорубашечников. Кремль в настоящее время пытается частично переложить действия по подавлению оппозиции на общественные организации своих собственных штурмовиков – движения «Наши», СЕРБ, НОД, «Антимайдан» и так далее. С единственной разницей, что в России сложилась даже конкуренция за то, чтобы быть ближе к кормушке действующей власти.

Особое внимание любой фашистский режим, озабоченный своей идеологией, уделяет взаимоотношениям с церковью. В свое время в Италии до Муссолини она была полностью, как и в России времен СССР, отделена от государства. Более того, никакого Ватикана как самостоятельного государства не существовало. Но в 1929 году власть подписала с церковью Латеранские соглашения, и все дальнейшее, можно сказать, происходило уже с благословления служителей культа. А самого Муссолини римский папа Пий 11 назвал человеком «божественного проведения».

Точно также в России к приходу Путина церковь стремительно восстанавливала свои позиции, получая преференции от государства. В том числе налоговые льготы, позволяющие зарабатывать на продаже табака и алкоголя. Однако подобные методы помощи не способствовали росту популярности веры. И начиная со времен прихода нового национального лидера Русская православная церковь шаг за шагом стала частью складывающейся политической тоталитарной системы уже в новом формате. Передача храмов, официальная и неофициальная материальная поддержка – все это способствует ситуации, когда служители культа оказываются вовсе не против — замолвить словечко за российского диктатора.

Российский режим, также, как и фашизм в Италии, получил идеологическую опору, вплоть до благословления ведения братоубийственных войн в соседних государствах и создания так называемого «русского мира».

Как в фашистской Италии, так и в современной России Владимира Путина власть полностью взяла под контроль средства массовой информации. С единственной разницей, что Муссолини закрывал неугодные газеты и журналы. А Владимир Путин и его окружение путем финансовых манипуляций приобрел на зависящие от режима компании и организации все до одного телевизионные каналы. Тяжело было Муссолини по сравнению с российским лидером нации: хроника перед показом кино имела значительно меньше возможности по внушению своих идей, чем телевизор в каждом доме.

Экономика фашизма

А теперь самое главное, экономическое устройство общества. Так как идеология все-таки является скорее некоей надстройкой, оправданием системы денежного распределения. Основа фашистской финансовой системы – общественные работы и подряды. В Германии это было строительство дорог, военно-промышленного комплекса, и так далее. В более бедной Италии к автомагистралям присоединились общественные работы по осушению болот.

Локомотивами российской экономики при Владимире Путине стали считать так называемые национальные проекты, один сомнительнее другого. От создания инфраструктуры для Тихоокеанского форума до черной дыры — Сколково, от Олимпиады в Сочи до строительства стадионов для Чемпионата мира по футболу. Не многим от подобных авантюр отличаются и взаимоотношения государства с крупнейшими национальными корпорациями, такими как Газпром, Роснефть и другие. Где даже уплата дивидендов и налогов регулируется – чуть ли не в «ручном режиме», то есть в результате переговоров заинтересованных сторон.

Примечательно, что также, как и в фашистской Италии, в современной России процветает кумовство и коррупция. Но если Муссолини мог себе позволить, например, назначение своего зятя на ведущие должности в стране, то у нас Владимир Путин сделал из своих приближенных, не много и не мало, долларовых миллиардеров.

Фашизм и война

Демагогия вместо экономических преобразований если и действует, то не самое продолжительное время. Как правило, около одного десятилетия. А после этого потенциал роста неэффективной системы, а следом и вера граждан в непогрешимость лидера – так или иначе подходят к концу.

Для того чтобы продлить эффект, в 1929 году Муссолини был вынужден развязать свою первую войну – в Африке, в Ливии. Затем в 1935 году – в Эфиопии. При этом фашистская Италия не ограничивалась никакими средствами. Например, известно о применении боевых отравляющих газов. А также, в точности, как Россия в Сирии, в Эфиопии намеренно была произведена бомбардировка как минимум 19 госпиталей Красного креста – для того, чтобы посеять страх среди местного населения. Причем методы ведения боевых действий фашистов тщательно скрывались, в первую очередь от своего народа.

Режим Владимира Путина пришел к власти – сразу опираясь на войну, вторую чеченскую. Но затем потребовались боевые действия в Грузии. И в конце концов, в Украине и Сирии. Важно понимать, что результатом колониальной войны Муссолини стал необычайный рост популярности тоталитарного диктатора. Точно также, как и Владимира Путина после оккупации Крыма.

В отличие от фашистской Германии в начале Второй мировой войны, Италия так и не смогла достичь сколько-нибудь значимых результатов от своих вторжений. В Африке Муссолини получил жесткий отпор от Британии и Франции, а в Европе – Греция оказала такое жестное сопротивление, что в конфликт пришлось вмешаться Адольфу Гитлеру ради спасения положения.

Также и Россия увязла в развязанной войне на территории Луганской и Донецкой областей Украины. Важно понимать, что для фашизма внешняя агрессия – необходимая часть стратегии, оттягивающая его неминуемый крах режима. За счет отвлечения внимания своего собственного населения от внутренних проблем, от полного фиаско в других направлениях, прежде всего в экономике.  Но победы при этом и не гарантированы, и не обязательны. Да и не возможны, чаще всего, из-за собственной слабости системы.

Признаки  фашизма в России

По мнению немецкого историка и писателя Вольфганга Виппермана, фашизм характеризуется следующими признаками: традиционализм, национализм, антилиберализм, антикоммунизм, экстремизм, этатизм, корпоративизм, элементы популизма, милитаризм, вождизм и декларирование опоры на широкие слои населения.

Скажите, чего из этих примет нет сегодня в современной России? В стране, где во главе стоит бессменный национальный лидер, где провозглашается опора на традиционные ценности, где система создавалась в противовес коммунистическому реваншу, а сейчас взят курс на сильную армию, вертикаль государственной власти – при самой широкой, с официальной точки зрения, поддержке одурманенного телевизором населения? Где поносят либеральные идеи и навязывают соседям так называемый русский мир? Где правят монополии и корпорации? Где от власти можно ожидать любой экстремистской подлости, вплоть до поддержки терроризма ради роста популярности режима в глазах своего населения…

Как могло случиться, что в России возродилась система, которая признана и преступной, и неэффективной во всем мире более чем полвека назад? Почему Путин и его окружение живут категориями прошлого столетия?

Ответить на этот вопрос – просто. Достаточно посмотреть на уровень развития современной России, где станки на производстве – или доставшиеся в Германии в качестве трофеев, или сделанные на месте по образу и подобию. И даже военная техника представляет собой образцы прошлого столетия. Межконтинентальные ракеты, покорявшие космос во времена Гагарина, турбовинтовые стратегические бомбардировщики, дымящий на всю Европу единственный авианосец и прочее.

Технология так и осталась на уровне той самой середины прошлого столетия. Экономика – еще на более ранней стадии, примерно начала 20, а то и конца 19 века. Что же остается ждать от политики?

Российский фашизм: что дальше

На самом деле, система, установленная в России Кремлем, дожила до того самого поворотного момента, когда дешевый популизм окончательно перестает работать. В фашистской Италии к 1938 году, а в Германии чуть позже, казна фактически оказалась пуста. Точно также и в России после падения мировых цен на энергоносители внутреннее экономическое положение начало стремительно ухудшаться. И в ближайшие годы, если не месяцы или даже дни, ожидается полный финансовый крах.

При этом уйти в отставку действующий режим на сегодняшний день окончательно – не может. Во внешнем мире ему грозят обвинения в международных преступлениях. Начиная от агрессии в соседних странах и заканчивая сбитым «Боингом» в небе Украины, бомбардировками гражданских объектов в Сирии, и прочее. Дальше будет больше.

Внутри страны ситуация не на много лучше. Россия попросту ограблена самой властью и их приближенными. Вслед за уходом вождя страну неминуемо ждет передел собственности, приобретенной сомнительным путем, расследования политических убийств и других внутренних преступлений.

Таким образом, Владимир Путин и его ближайшее окружение ни уйти на пенсию, ни сбежать за рубеж не может. И тогда у них остается только два пути для максимальной отсрочки расплаты за то, что они совершили.

Внешний вариант – экспансия в другие страны. Или в Европу, или в республики Средней Азии. Например, под лозунгом спасения своих сограждан, восстановления СССР или чего-то подобного. В конечном итоге – предлог не так важен.

В первом, европейском, случае, скорее всего, путинская Россия получит ответный удар очень быстро. В конце концов, НАТО будет вынуждено впервые по-настоящему применить свою мощь и остановить агрессора.

Во втором, азиатском, варианте, если Путин задумает присоединить к России также, как Крым, например, Байконур, реакция развитых стран может и не последовать мгновенно. Мир вряд ли бросится с оружием в руках защищать тоталитарные режимы. Но все это не решит вопрос внешней агрессии, лишь также как с Адольфом Гитлером, отсрочит необходимость решительных действий. И увеличит число жертв, в конечном счете.

Но есть и третий вариант, внутренний. В конце концов, фашизм действительно бывает разным, хотя это и не меняет его античеловеческой сущности. Он бывает изначально ориентированным на войну, как в Германии и Италии. Или наоборот, на преступления внутренние, на преследование своего народа, как в свое время режим Франко в Испании, Салазара в Португалии – в несколько меньшем масштабе, или Пиночета в Чили.

Вполне возможно, что система Путина на определенном этапе, понимая, что мир объединяется и способен дать ему решительный отпор, переориентируется на ту же самую войну – но со своими собственными согражданами.

Уже сегодня численность его Национальной гвардии значительно превосходит вооруженные силы, предназначенные для противостояния с другими странами. Россия еще помнит систему советских сталинских лагерей. А предлогом для начала репрессий может оказаться, опять же, борьба с терроризмом, который сама же власть может и разжигать. Или противодействие революционным настроениям в оппозиции.

В случае поиска властью внутренних возможностей по сохранению своего положения, инфраструктура фактически готова, и число жертв будет исчисляться, скорее всего, миллионами. Но расплатятся в первую очередь – россияне. А потом вопрос все равно встанет о поиске врагов – внешних.

Российский фашизм: что делать

Есть ли выход из русского фашизма? Начнем с того, что демократическим путем смена режима в стране на сегодняшний день не представляется возможной. Если кто-то предполагает, что в России все еще есть выборы, то он глубоко заблуждается. Подобная иллюзия создавалась, между прочим, и в других тоталитарных странах. В тех, где режим оказывался более мягким, чем в Германии или Италии. Формально выборы проводились и в Испании, и в Португалии, по крайней мере, после Второй мировой войны.

Выглядело это примерно так. Где-то за месяц до голосования оппозиционные партии получали возможность своей агитации на строго определенный период и под государственным контролем. Но при этом все СМИ оставались в руках режима. И в итоге шансов на победу ни у кого, кроме диктатора, не было никаких.

Полагать, что Россия как-то сама сможет решить свою проблему, также наивно, как ждать от нацистской Германии в конце тридцатых годов, что они передумают, и вместо нападения на Польшу, скажем, выпустят с извинениями всех евреев, которых еще можно было спасти, из концентрационных лагерей. Этого не произойдет. Власть не изменится, а народ самостоятельно справиться с системой не сможет, даже если захочет.

Надо понимать, что в случае начала реального противостояния, которое могло бы угрожать действующей власти, Кремль не задумываясь будет стрелять в демонстрантов. В этом, к сожалению, не приходится сомневаться, зная историю нашей страны.

Это все равно придется поздно или рано сделать. Никакие санкции недостаточны. Их мало, и они не достаточно эффективны. В конце концов, чем позже мир предпримет решительные действия, тем жертв будет больше.

Так что же делать Европе и Америке? Как что? Собирать коалицию! И остановить Путина — также как Гитлера или Муссолини.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here